CzechEnglishFrenchGermanItalianPortugueseRussianSpanishSwedish
FCI - РКФ


Форма входа/login

Меню сайта

Обратная связь

* сorso-kazan@mail.ru


Кинолог.клуб

* Кинологическая Федерация Республики Татарстан
Ветклиники Казани

* Ветклиника доктора Васина

* Ветклиника "Любимчик"

* Ветклиника "АкадемСервис"


Федерации

* Интернациональная Кинологическая Федерация (FCI)

* Российская Кинологическая Федерация (РКФ)

* Российская Федерация Любительского Собаководства (РФЛС)

* Российская Федерация Служебного Собаководства (РФСС)

* Российская Федерация Охотничьего Собаководства (РФОС)

* Общероссийская Ассоциация Независимых Кинологических Общественных Объединений (ОАНКОО)

* Федерация спортивно-прикладного собаководства (ФСПС)

Сб, 17.11.18, 00:53

professional dog kennel


Приветствуем Вас Гость
ВСЕ О КАНЕ КОРСО / ABOUT CANE CORSO
Главная » Статьи » История кане корсо

История возникновения породы

Успех племенной работы каждого собаковода с какой-либо породой зависит от знания исторических вех формирования этой породы. Известный английский кинолог Douglas B. Oliff, выражая свое мнение по этому вопросу, писал: "В мыслях каждого владельца собаки, очевидно, есть страстное желание доказать древность выбранной породы: Но из-за этой так называемой "истории",- отмечает он дальше, происходят недоразумения и предположения. Это относится к собакам из ранних периодов цивилизаций, но такие ссылки свободно применяются большинством писателей, специализирующихся на истории породы.

В результате получается весьма сомнительная точность, так что приходит время, когда становится необходимым переоценить исторические факты: Существует несколько пород, подверженных такому нелогичному и неопределенному историческому вздору: В большей степени это произошло из-за бессовестного пиратства "собачьих" журналистов на протяжении многих лет. Когда первоначальная ошибка повторяется многими авторами, она начинает восприниматься как факт" (Douglas B. Oliff "The Mastiff and Bullmastiff Handbook". The Boydell Press-Howell Book Hous. New York, USA, 1988).

Этими словами Дуглас Олифф выразил свое отношение к тому вымыслу о происхождении пород собак, с которым мы часто сталкиваемся, пытаясь выяснить, куда же все-таки ведут генеалогические корни нашего четвероногого любимца.

Существовавший до последнего времени метод аналитического изучения становления какой-либо породы собак оказался мало состоятельным. Сущность этого метода заключается в том, что исследователи пытаются показать все звенья эволюционной цепи конкретной породы - от доисторической собаки ("торфяной", "Иностранцева", "Путятина" и др.) до непосредственно изучаемой, не принимая во внимание то, что любая порода собак - результат культурной деятельности человека и в ее формировании участвовали особи разных типов. Археологические находки частей тела собак "торфяной", "бронзовой", "пепельной" или иной другой являются лишь отдельными звеньями цепи, не связанными друг с другом. И поэтому при попытке поднять эту воображаемую цепь, в руках остаются лишь ее части. Существенно не это, а форма собачьего бытия в его целостности. Собака не может быть понята, прежде всего, как постепенно развивающийся зоологический вид, к которому в один прекрасный день в качестве принципиально нового присоединилась способность "понимать" человека. Биологическая особенность собаки есть результат весьма длительного процесса одомашнения. Согласно этому представлению культура человека создала собаку в том виде, в котором мы ее сейчас наблюдаем.

Во времена палеолита (около 45 тысяч лет назад) человек стал заселять сушу земли. В этот исторический период и произошло установление контакта человека с собакой.

Есть 4 способа, при которых возможно выживание высокоорганизованных существ: самообеспечение, отъем, попрошайничество и обмен. Собака прошла все эти пути в процессе одомашнения. Контакт собаки и человека состоялся в результате любопытства с обеих сторон. Любопытство, стремление узнать что-нибудь новое, является одним из основных методов изучения окружающей среды у всех высокоорганизованных существ. Крики загнанных животных, вкусные запахи из жилища человека, остатки пиршеств, разбросанные около мест стоянок, привлекали небольшие стаи диких собак, а не других хищников. К такому заключению подводят данные о психологии животных в условиях дикой природы и в социуме современных ученых-этологов К. Лоренца, К.Э. Фабри и др.

Постепенно налаживается совместное сосуществование людей и диких собак на одной территории: и те, и другие не затрудняют проживание друг другу. Собака уже бурно не реагирует на появление человека, но еще настороженно к нему относится. В голодные времена она, возможно, выживала благодаря воровству пищи у человека. Страх у собаки перед человеком постепенно исчезал, но недоверие сохранялось. Постепенно собака стала участвовать в загоне диких животных: тяга к преследованию присуща ей и теперь. Ей стали доставаться куски мяса. При перемещении общин за стадами, собаки стали следовать за ними, так как они были нужны друг другу для облегчения выживания.

Одомашнение - процесс длительный и его нельзя отождествлять с приручением. Он достигается только с помощью систематического отбора и воспитания самых управляемых и дружелюбно относящихся к человеку особей. Еще Аристотель отмечал: "Во всех родах, где имеются самка и самец, природа почти одинаково определила нрав самок по сравнению с самцами. Это особенно ясно выступает у: живородящих четвероногих, обладающих значительными размерами. А именно, нрав самок всегда мягче, приручаются они скорее, скорее привыкают и более способны к обучению; так, например, и у лаконских собак самки благороднее самцов: Все самки более робки, чем самцы:". По всей видимости, одомашнивание собак было начато с отбора щенков-самок, как наиболее легко приручаемых (подчиняемых человеку) особей, а также возможностью получения от них потомства.

Именно чувство подчинения, появившееся у собаки в процессе одомашнения, легло в основу 4-го способа выживания, а именно обмена. Обмен - акт получения желаемого (например, еды, ласки и пр.) с предложением чего-либо приемлемого для другой стороны взамен (охрана жилища или выполнения каких-либо действий, необходимых для удовлетворения нужд).

Отбор по поведению повлек за собой ряд изменений в физиологии и морфологии собак. Они утратили строгую сезонность размножения, характерную для диких сородичей, раньше стали достигать половой зрелости, изменился экстерьер, зависящий от выполнения рабочих функций: охотничьи - более легкие, поджарые, с облегченной головой, охранные - массивные, мощные, с тяжелой головой. Причем многие из вновь возникших морфологических изменений передавались по наследству потомкам.

В эпоху мезолита появились лук и стрелы, копье. В еде стали регулярно использоваться злаки и рыба. Но преимущественное положение в добыче пищи все же отдается охотничьему промыслу.

На территории Палестины в 10 - 9 тысячелетиях до н. э. появились признаки оседлости - регулярный сбор злаков, рыболовство, охота. Затем здесь начинает зарождаться земледелие и скотоводство. В это же время люди стали приручать животных. Переход к земледелию и скотоводству сыграл огромную роль в жизни человечества. Это событие было настолько значительным, что его называют "неолитической революцией". "Неолитическая революция" заняла не десятки и даже сотни лет, а тысячелетия.

По общепринятому мнению историков, археологов и других отечественных и зарубежных специалистов, первым обширным регионом, где люди начали выращивать растения, разводить домашних животных (собака была первым одомашненным животным) и переходить к оседлому образу жизни, явился Ближний Восток. На территориях Западного Ирана, части Сирии, юго-востока Турции, Палестины это произошло в 8-7 тысячелетиях до н. э. Позднее в 7-6 тысячелетиях земледелием стали заниматься в северо-западной части Индостана. В Юго-Восточной Азии первые признаки знакомства с земледелием относят к 10 тысячелетию до н. э., но широкое распространяется оно получило лишь к 6 тысячелетию. Приблизительно в это время земледелие становится известным в Китае и Японии. Новые способы ведения хозяйства быстро распространялись. Так, в Средней Азии земледелие стало известно в конце 7 начале 6 тысячелетия до н. э. и пришло сюда из Ирана. В Египте собирательством диких растений занимались еще в среднем каменном веке, но настоящее земледелие появилось позже - в 5 тысячелетии до н. э. В Европу земледелие и скотоводство стали проникать в 6-5 тысячелетии. Постепенно они распространялись на север. И теперь именно земля, которую можно было обрабатывать, а не охотничьи угодья, приобретала особую ценность.

Время появление собаки домашней в том или ином регионе мира напрямую связано со степенью цивилизованности "местного общества".

Письменность с 6 до 3 тысячелетия до н. э. ещё только зарождалась. Но с 3 тысячелетия историки могут представить себе более-менее ясную картину по обрывкам "писем" из далёкого прошлого о жизни человека и об его окружении. Тогда, в начале 3-го тысячелетия, родился город. Город представляется символом нарастающей изоляции человека от природы, а также его творческой активности. Рост численности в популяциях собак, а также создание их различных типов, отмечался именно с момента возникновения городов древних цивилизаций, что дало возможность определенным группам людей, ведущих оседлый образ жизни и освобожденных от другого труда, заниматься собаководством. Рассматривая дальнейший ход истории развития человеческого общества, необходимо указать на начало укрепления городов. Захват новых земель совершается в результате роста народонаселения и того, что скотоводы, исчерпав ресурсы пастбищ, стали кочевать на другие территории. Это вело к столкновениям с проживавшими там общинами. И всюду человека сопровождала собака.

Несмотря на то, что численность человеческих сообществ в поселениях того времени составляла до 10-20 тысяч человек, обширные территории земли пустовали. Поэтому уже с 8-7 тысячелетий отмечено массовое расселение евразийских племен по территориям Европы, Азии, Африки. Наряду с миграцией происходило смешение народов.

Миграция арийских народов с 4 по 1,5 тысячелетие до н. э. была связанна с укладом их хозяйственной деятельности - скотоводством. Около 2000 года, во время всеобщего передвижения народов, арии спустились с Иранского нагорья и двинулись на юг в поисках земель для своих стад. Этому процессу способствовали как экономические, так и демографические мотивы.

Археологические данные за последние 40 лет показали, что арии были никакие не охотники и собиратели злаков, а племена с достаточно развитым скотоводством и их уклад зависел от принадлежности к одной из двух культурных групп населения: подвижной или оседлой (Ю. Шилов, 1995). "Они не жили в больших городах, не строили дворцов и храмов, не носили изысканных одежд. У них не было ни идолов, ни жрецов. Дым костров и лай собак, походные хижины и мычанье стад - таков был обычный фон их простого, почти первобытного уклада жизни",- отмечал А. Мень. В основном арии использовали собак в пастушьем хозяйстве, на охоте и в воинских делах (Ю. Шилов, 1995). Арии знали, что за длинной цепью гор существует прекрасная страна с чудесным климатом и плодородной почвой. Продвигаясь к заветной цели с повозками и лошадьми, стадами и собаками, арии оказались в самом центре Гималаев, а затем одни укрепились в Кашмире, продвигаясь вперёд на юг, захватили Пенджаб и после долголетней и жестокой войны стали хозяевами Северной Индии, частично истребив коренных жителей. Возникновение этого очага древней цивилизации прослеживается с 3 тысячелетия до н. э. и появление его в долине реки Инд связано с развитием земледелия. Это была Хариппская цивилизация.

Другая часть ариев осталась в Центральной Азии, переместившись позднее в районы современной Средней Азии, а после 2000 года до н. э. стала мигрировать через Кавказ в Западную и Северную Европу.

Племена ариев оказали огромную услугу миру уже тем, что распространили на огромной территории собак, значительно способствовавших формированию охранных пород. Волны миграции населения, устремленные на новые неосвоенные земли, перекатывались через страны с населением, являвшимся потомками предыдущих колонистов. Одновременно с людьми мигрировала и собака.

Дороги миграции человечества из центров древнейших цивилизаций были прослежены русским ученым Н.И. Вавиловым еще в конце 20х годов нашего столетия по путям распространения культурных злаков, полученных людьми в результате селекции. В настоящее время мнение большинства отечественных и зарубежных ученых о местах появления и путях распространения собаки домашней отражено в следующем положении: "Центры происхождения культурных растений, как показывают археологические исследования, тесно связаны с районами одомашнивания животных. Такие регионы получили название центров доместикации: Многочисленные зоологические исследования подтвердили, что для каждого вида домашних животных, несмотря на обилие пород, существует, как правило, один дикий предок" (В.Б. Захаров с соавт., 1996).

С утверждением земледелия и скотоводства, оседлого образа жизни развитие человеческой культуры во многих областях Земли пошло невиданными прежде темпами. Роль лидеров сначала принадлежала обитателям тех областей, где появились новые формы хозяйствования и быта. В соответствии с определенным укладом жизни, аборигенные (местные) популяции собак явились в дальнейшем определяющими в образовании пород собак - с их характерным внешним видом и поведенческими чертами. С момента расселения собаки домашней по всей территории земли, прошел не один десяток тысячелетий. За это время собака сумела прекрасно приспособиться к местным условиям.

В период начала оседлого образа жизни стала более чёткой дифференциация собак по типам. Увеличение числа определённого типа собак стала преобладать в популяции. В 3-2 тысячелетиях до н. э. в некоторых древнейших государствах, таких как Ассирия, Вавилония, на территории Древнейшей Греции и др., в зависимости от типа, собака используется по назначению как охотничья, боевая и охранная, а также как декоративная. Характерной чертой этих популяций являлась относительно большая численность животных.

Долгое время внутреннее развитие стран Ближнего Востока и античного мира, соответственно и собаководство, протекали обособленно друг от друга. Такое положение изменилось лишь с эллинистического периода, т.е. с IV-II вв до н. э.

Большинство современных авторов, посвятивших свои работы изучению различных пород собак, приводят в них отрывочные исторические данные об их формировании, прилагая усилия связать их между собой опрометчивыми вымыслами. Они, порой, забывают, что история возникновения собаки, как высокоорганизованного биологического существа, напрямую связана с этапами эволюции человеческого общества на протяжении многих тысячелетий в доисторический период. Формирование внешнего облика собаки, являющегося породным признаком, зависело, в первую очередь, от эволюционной ступени не только социальной организации людей, но и от их культурного уровня.

До IV века до н. э. на территории Древней Греции было сформировано ядро "племенного материала", которое стало отправной точкой для дальнейшего образования разнообразных пород и получившее название "молосские собаки" по имени древнего племени молоссов, населявших Молоссию - центральную область Эпира (область в настоящее время располагается вокруг современной Иоаннины в Греции). Собаки имели немалый размер, использовались на охоте на крупного зверя (кабан, олень и др.) и как охранники стад. "В роде молосских собак,- писал Аристотель,- охотничьи ничем не отличаются от других, но собаки стерегущие отличаются и своей величиной, и мужеством, проявляемым по отношению к диким зверям. Потомство :от собак молосского происхождения :отличается своим мужеством и трудолюбием" (Аристотель, "История животных").

Величие этих псов наложило неизгладимое впечатление и на римского поэта Горация, который их воспел в своих Эподах (1 век до н. э.). Своей силой, мощью и бесстрашием молосские псы завоевали популярность среди не только греков, но и других народов.

Названия "молосские собаки", "молосские псы", "молоссы" стали впервые употреблять в 16 веке во Франции, а в Англии - в эпоху Ренессанса, то есть с 17 века. Термин "молосская группа собак" широко распространился в обиходной речи лишь в 20 веке.

О временном факте появления молосских собак можно сказать следующее:

примитивные породы собак, участвовавшие в образовании молосской группы, являлись аборигенными породами Древнейшей Греции, стран Древнего Востока (Месопотамии, Персии); Этрурии; особей, обитавших на землях кельтов; а также на территории Древнего Рима.

Переходные формы промежуточной стадии формирования пород появились в Европе в период IV в. до н. э. - IV-V вв. н. э.:

в Древней Греции в эллинистический период (IV-II вв. до н. э.), Римской империи (2 век до н. э. - 1 век н. э.), странах Балтии (позднее 2-1 в.в. до н. э.).

Становление большинства заводских форм молоссов начинается с середины 19 века на территории разных стран.

Повторяю, что не было на земле такого времени, когда существовали бы замкнутые в себе, не подверженные изменению и смешению породы. Мы не обнаруживаем хотя бы одну породу, из которой возникли все остальные.. Чистые породы - всего лишь идеальные типы.

Поэтому в термин "молоссы" (в историческом аспекте) мы вкладываем следующий смысл: "Молоссы - это разнотипная группа мощных и крупных собак с короткой мордой и устрашающего вида, находившаяся на стадии примитивных (неустойчивых) форм пород, сформировавшаяся как генетическая база из собак-аборигенов Древней Греции, Древних государств Востока, Этрурии и кельтов на территории Римской империи. Была выведена для несения охраны (стад, людей и др.), как зверовая собака и как собака-охранник гарнизонов и обозов в войсках".

Древний Рим

Большую роль в появлении и распространении переходных форм охранных пород собак на территории сначала Римской республики, а затем Римской империи и колоний сыграл Древний Рим. В противоположность древним грекам, у которых одним из основных видов досуга знати являлась охота, древние римляне никогда не отличались склонностью к ней, особенно в эпоху своего владычества и предпочитали охоте более спокойное время препровождения в цирках, наблюдая травлю крупных зверей. Но "римская молодежь видела в ней (охоте - В.П.) разновидность спорта и спешила обзавестись конями, собаками и оружием. Чем больше охотничьих псов и лошадей было у человека, тем явственнее было его богатство, тем выше престиж... Держа хороших коней и собак, человек как бы заявлял во всеуслышанье, что он весьма состоятелен", - отмечает Л. Винничук (1988г.). Уже в те давние времена собака являлась символом состоятельности римского гражданина.

100 боевых псов привез в Рим Люций Эмилий Павел для участия в триумфальном шествии по случаю победы, одержанной при Пидне в 168 г. до н. э. над македонским царем Персеем. Боевые собаки, прошедшие по улицам Рима как военная добыча, вместе с плененным царем Персеем, закованным в цепи, были небезызвестны римлянам. Столетием раньше их видели вместе со слонами в войске царя Эпира Пирра во время битвы при Гераклее (280 г. до н. э.). Римляне еще раз встретятся с ними в 101 г. до н. э., когда легионы Гая Мария одержали победу над кимврами в битве при Верцеллах.

"Римляне пришли в изумление, когда в войне с кельтским племенем галлов обнаружили, что этот народ использует в бою собак. Собаки были крупные, хищные и агрессивные и доставляли римским легионерам немало хлопот. Но главное, что поражало римлян, - это привязанность собаки своему хозяину, даже павшему в бою. Собака сидела рядом, выла и никого не подпускала к нему. Для собаки он не был мертв. Такую верность до гробовой доски даже суровые римляне сумели оценить" - так изображает в своей книге чешский писатель И. Марек кельтских собак, принимавших участие в формировании молосской группы.

К началу новой эры роль скотоводства в Италии заметно возросла, оттеснив земледелие и другие отрасли сельского хозяйства на второй план. Начиная с этого времени, увеличивается число охранных собак. Перегонка стад с места на место (расстояния между пастбищами достигало до 300 км) осуществлялась вооруженными пастухами с собаками, так как нападения разбойников в те далекие времена не были редкостью в Италии. Криминальная обстановка в Риме достигла своего апогея, поэтому у богатых римлян были популярны огромные устрашающего вида собаки, предназначенные для охраны жилища и домочадцев, а также для сопровождения их по улицам "Вечного города". Перед домами устанавливались предупреждающие доски, на которых делалась надпись "Cave Canum" ("Берегись собаки"). Охрана дома поручалась рабу-привратнику и собаке молоссу.

Эпоха Средневековья

Образование почти всех современных европейских стран относится к феодальной эпохе. Нынешняя территория Западной Европы в это время явилась местом нахождения разнообразных примитивных охранных и охотничьих пород собак - молосских, эпирских, аланских, кельтских и других.

"Средневековье - большая историческая эпоха, она не установилась в один день и ее хронологические грани представляются размытыми и неопределенными" - вот так пишет в введении к книге "Средневековая Европа глазами современников и историков" А.Л. Ястребицкая. Именно в Средние века сформировался европейский мир в современных пределах и этнических границах, и именно тогда было положено начало полосе географических открытий - освоению мира вне европейского континента. "Темному" Средневековью мы обязаны не меньшим количеством изобретений, чем "просвещенной" Античности. Учитывая естественный рост населения, а также резко возросшую миграцию населения, стремительно повысился спрос на собак охранной группы, в частности молоссов. Они первые получили возможность наибольшего распространения в разные страны, как самой Европы, так и на другие континенты с войсками, направляемыми для захвата новых территорий.

Собак использовали и при охране стад, а также для охраны жилищ зажиточных крестьян и замков феодалов, на охоте на крупного зверя. Стали применяться методы искусственной селекции. В конце Средневековья уже целенаправленно стали выводить и закреплять определенные типы промежуточных форм пород молосской группы. В это же время появляются изображения собак на полотнах художников и в книгах, и с этого времени можно уже получить более полную информацию о результатах селекции с этими животными.

Первым, кто дал этой аборигенной породе из южной Италии имя "corso", был Теофило Фоленго (1491-1544) из Мантуи. Эта собака была распространена в Пулье, Молизе, Лукании, Калабрии, Кампанье. Само имя "corso" указывало на мощь, выносливость, надежность. Сейчас многие спорят от какого слова оно произошло. То ли от слова "corsiero", как именовался в средние века "конь", подготовленный для участия в военных действиях, то ли от "course", что по-английски означает "грубый", то ли от испанского слова "corsaro", что означало "всадник". Но суть одна - это была и есть сторожевая собака средней величины, сильная, мощная, компактная, с прочным костяком, хорошо заметными мышцами, покрытая грубой короткой густой шерстью разнообразного цвета: черного, рыжего, пепельного. Движения у нее пластичны, непринужденны, с широким шагом. С массивной, но не тяжелой головой. Этих собак использовали для охоты на крупных диких животных, которыми были так богаты леса Италии. Но и как охранник она показала себя с положительной стороны - сборщики податей в те суровые времена с этими собаками чувствовали себя намного уверенней, не боясь нападения разбойников. Это был надежный товарищ и хороший пастух: он умел справляться с волами и стадами свиней, охранял их от диких животных, когда домашний скот пасся на пастбищах. Итальянцы с большим уважением относились к этой породе. Немецкий натуралист Конрад Гесснер в 1551 году так описывал эту породу: кургхунде (собака-корсa) "достаточно сильная и мощная, чтобы сражаться с кабаном и управляться со стадами волов". Известный богач кардинал Сципион Боргезе, вилла которого в настоящее время является алмазом среди сокровищ архитектурных сооружений Италии, использовал этих собак для охраны своих владений. Кардинал так писал об этих собаках в 1628 году: "Корсы - это свирепые, яростные борцы".

Изображения собаки корса увековечены на полотнах немецкого художника Филиппа Хаккерта, работавшего при дворе короля Фердинанда IV (18 век), а также на гравюрах итальянца Бартолло Пинелли (1781-1835), знаменитого римского гравера, державшего этих собак.

В 1882 году был создан итальянский Кеннел клуб. Создан он был северянами. Невидимая граница, разделяющая один народ, но разные этносы со своим бытом и укладом жизни, проходила тогда демаркационной чертой между северной и южной частями Италии. Вот почему несколько "южных" пород собак были признаны итальянским Кеннел клубом спустя несколько десятилетий: в 1939 году - левретка Этны, в 1947 году - мастино наполетано, а в 1982 году - через 100 лет - кане корсо.

К 70-м годам нашего столетия кане корсо сохранилась лишь в единичных экземплярах в отдаленных районах южной Италии. Этому были различные причины. Изменение ландшафта и животного мира в результате деятельности человека, изменение условий выращивания животных, предназначенных для употребления в пищу человека, принятие закона, запрещающего проведение собачьих боев - все это привело к тому, что данная порода собак потеряла качества, которыми славился настоящий корс. Порода давно бы канула в Лету, если бы не настойчивость итальянского биолога из Мантуи профессора Джованни Бонатти. По своей специальности он изучал процесс смешения собак сторожевой группы при миграции индоевропейских народов на территорию Европы. Бонатти обнаружил на Сицилии останки собаки, датируемой бронзовым веком, анализ которых выявил большое сходство с современной сицилийской овчаркой. Это явилось для него отправной точкой в поисках аборигенных собак Италии, являющихся реликтом древнеримской. Собрав группу энтузиастов, они совершали многократные экспедиции в отдаленные районы южной Италии, где сумели приобрести несколько особей корсо. Вернувшись в Мантую, они приступили к селекционной работе. В 1973 году профессору Бонатти удалось убедить ряд авторитетных итальянских ученых, которые совместными усилиями создали Общество любителей кане корсо (SACC). У истоков этой работы стояли профессор Фернандо Казалино, доктор Стефано Гандолфи, Жанантонио Серени, Жанкарло и Люциано Малавази. Позднее Антонио Морсиане составил подробный стандарт породы, принятый в 1984 году национальным объединением итальянских кинологов (НОИК) как временный стандарт. В 1984 году НОИК устроило первый просмотр выращенных в Мантуе собак. Данило Маинарди, известный этолог, написал: "Порода спасена. У собаки-корса есть будущее".

Впервые в 1988 году на выставках в Италии были представлены собаки корсо в количестве 50 особей, которым в Милане, Флоренции и Бари судьи Вандони, Марсиане и Перриконе провели кинометрическую экспертизу. В 1992 году было уже зарегистрировано более 500 собак, соответствующих выработанному стандарту. В январе 1994 года порода кане корсо была официально признана итальянским Кеннел клубом.

12 октября 1996 года в Международной кинологической федерации (FCI) порода кане корсо была зарегистрирована под номером 343.

Первые кане корсо были ввезены в Россию в 1994 году.

Категория: История кане корсо | Добавил: Галина-Якунина (06.05.03)
Просмотров: 570

Un Dono Della Provvidenza © 2018 |

копирование информации, статей, материалов, иллюстраций и фотографий запрещено!

eurobreeder.com